melting & burning


Tsvetaeva
August 27, 2012, 3:08 pm
Filed under: poem | Tags:

Какой-нибудь предок мой был – скрипач,
Наездник и вор при этом.
Не потому ли мой нрав бродяч
И волосы пахнут ветром!

Не он ли, смуглый, крадет с арбы
Рукой моей – абрикосы,
Виновник страстной моей судьбы,
Курчавый и горбоносый.

Дивясь на пахаря за сохой,
Вертел между губ – шиповник.
Плохой товарищ он был,-лихой
И ласковый был любовник!

Любитель трубки, луны и бус,
И всех молодых соседок…
Еще мне думается, что – трус
Был мой желтоглазый предок.

Что, душу чeрту продав за грош,
Он в полночь не шел кладбищем!
Еще мне думается, что нож
Носил он за голенищем.

Что не однажды из-за угла
Он прыгал – как кошка – гибкий…
И почему-то я поняла,
Что он – не играл на скрипке!

И было всe ему нипочем, –
Как снег прошлогодний – летом!
Таким мой предок был скрипачом.
Я стала – таким поэтом.

 

—-

 

Some forebear of mine was a violinist,
A horseman and a thief, moreover.
Isn’t that where I got my wanderlust,
Why my hair smells of wind and weather?
Swarthy, guiding my hand, is it not really him
Stealing apricots from the fruit-cart?
Curly-haired, hook-nosed, is it not his whim
That my fate is all passion and hazard?
Admiring the tiller at his plough,
In his lips he twirled a sweet-briar.
He made a perfidious friend, but how
Dashing and tender a lover.
Of moon, pipe and beads he was long a fan,
And of all female neighbours…
It seems to me he was a cowardly man,
My yellow-eyed, distant forebear.
That after he’d sold the devil his life
He’d not walk through the graveyard at midnight.
It occurs to me, too, that he carried a knife
Hidden inside his bootflap.
That many a time from round some fence
He’d leap, a supple feline.
And somehow it was I came to sense
He didn’t play his violin.
Like last year’s snow in summer days
All was child’s play to him.
That’s the kind of fiddler my forebear was.
That’s the kind of poet I am.

1915



“I like it” – Tsvetaeva
January 31, 2011, 4:23 pm
Filed under: poem, song | Tags: ,

Мне нравится, что вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешной –
Распущенной – и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.

Мне нравится еще, что вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не вас целую.
Что имя нежное мое, мой нежный, не
Упоминаете ни днем, ни ночью – всуе…
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: аллилуйя!

Спасибо вам и сердцем и рукой
За то, что вы меня – не зная сами! –
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наши не-гулянья под луной,
За солнце, не у нас над головами,-
За то, что вы больны – увы! – не мной,
За то, что я больна – увы! – не вами!

-Марина Цветаева 1915

my translation:

I like the fact that you’re sick not with me,
I like the fact that I’m sick not with you,
And never will the heavy globe of earth
Drift away beneath our feet.
I like the fact that I can be amusing and loose
And not play with words,
And never flush with stifling waves above me
When we brush sleeves…

I also like that before my eyes
You calmly embrace another,
And do not damn me to the fires of hell
To burn for kissing another,
That my sweet name, my sweet, you never
Mention in day or night – in vain…
That never in the silence of the church,
No one will ever sing above us: hallelujah!

Thank you with both my heart and hand,
For without knowing me – loving me so
For my night’s calm
And for the rare rendezvous at sunset
For the moonlit walks we did not take
For the sun that is not above our heads,
For your not feeling sick about me,
For me not feeling sick for you.